Пусть Солнце освещает твой путь.
Цепкую тьму над Эрессом схватил Кшер, это его стихия, и злобное существо не смогло противиться его воле. Ледяное сердце Белого Стража снова светилось чистотой и принадлежало только ему. Эв устало опустил руки. Он не знал, что моет вытаскивать тьму из сердец... или перетаскивать - его чуть было не захватили взаместо.
А теперь Ника.
Попробовав поговорить с ней, Эв снова применил давешний приём. Однако такого Эв не ждал. Ему повезло - или он хорошо владел собой - и не опустил руки, не ослабил хватку, иначе его поглотили бы тут же. А так у него было еще несколько секунд, чтобы погибнуть... Но Эв не был один. Меч, сияющий солнечным светом, вонзился во тьму, в плоть демона. Это не повредило тварь, нисколечко, однако обратило её внимание на нового противника, Хала. Но он был способен и готов одолеть демона. Вся тьма потянулась к воину, и он заключил её в сферу из света.
- Ты сделал эту работу за меня и лучше меня, - сказал появившийся герцог. - Теперь её нужно запереть, надёжно.
Он посмотрел на лежащую без сознания Нику. Её платье из черного стало белым, и цвет волос изменился - словно выгорел, словно пламя ушло. Герцог отвернулся.
- Эресс, помоги ей, - и зашагал прочь, позвав за собою Хала, всё ещё держащего сферу с демоном в руках.
Эв тупо смотрел им в след. Его только что чуть не убили, даже хуже - самого едва не обратили в демона. Его способность принимать чужое, как своё, эмпатия и не только, поражали...

Хал и герцог стояли на вершине башни, прислонившейся к скале высоко в горах. Комната-пещера высвечивалась поздним солнцем, зажигая блики в горном льду. В середине, на тонких нитях белого и золотого света висела сфера, ставшая тюрьмой для демона. Он - она? - скребся ногтями о стенки, безуспешно пытаясь добраться до своих тюремщиков.

Девушка в белом платье медленно приходила в себя. Эресса обуревали странные чувства - это была и Ника, и не она, он не знал, кто, он не знал, что и думать. Только что ему сказали, как его чуть не погубила эта любовь, и он не знал ещё, что стало с этим чувством. Его руки дрожали, и он сжал их в кулаки.
Девушка открыла глаза, оказавшиеся пронзительно синего цвета. Удивленно огляделась вокруг, посмотрела на всех этих людей.
- Привет, - сказал Эресс, протягивая её руку, помогая подняться.
- Привет, - несколько удивленно ответила девушка, легко вставая. - Извините, - она растерянно огляделась ещё раз, - я не помню, что случилось, и...
- Это долгая история, - Эресс улыбнулся. Улыбка вышла грустной - хотя он не могу сказать, что не ожидал такого исхода. - Что ты помнишь последним?
- Я не уверена, - девушка нахмурилась. - По-моему,.. погодите... Я умерла?
- Можно сказать и так. Это место не такое, как то, что ты помнишь. Здесь мы можем гораздо большее...

Тварь скреблась в извечной ярости. Тень с горящими глазами. Герцог и Хал закончили оплетать узилище заклятьями, сплетая и сшивая лучи света. Они стояли и смотрели, пытаясь справится с чувством ненависти и страха, которое внушало это существо.
- Пойдём, - негромко сказал герцог.

- Пожалуйста, лучше зовите меня Никой. Так меня зовут, я вспомнила.
- Хорошо, Ника.
Вернулись герцог и Хал. Второй подошёл к Эву, спросил о чём-то, положив руку ему на плечо. Эв ответил, ободряюще улыбнувшись. Кажется, эти двое снова были в порядке.
Герцог подошел к Нике.
- Я вас знаю? - спросила она.
Лицо герцога на целый долгий миг исказилось болью.
- Нет. Нет, вы меня не знаете.
Эресс и герцог обменялись коротким печальным взглядом. "Она не помнит нас". "Может, это и к лучшему".

Велеслава смотрела на своих друзей, расходящихся прочь.
- Ну что же ты... - только и сказала она.

@темы: Веля, Кшер, Ника, Хал, Эв, Эресс, герцог